logo

Время и место формирования человека разумного

Появление человека явилось величайшим событием четвертичного периода, который предложено именовать "антропогеном" (А. П. Павлов). При определении границы третичного и четвертичного периодов принимают во внимание и данные первобытной археологии и палеоантропологии, хотя понятно, что этот рубеж должен быть универсальным эталоном для датирования событий на всем земном шаре, с учетом всего комплекса биологических, геологических и хроностратиграфических фактов. Что касается палеоантропологических и археологических материалов, то они, как мы видели, больше согласуются с теми из применяющихся сейчас датировок нижней границы антропогена, которые отражают тенденцию к ее удревнению. 1.Время возникновенияЕсли отбросить библейскую легенду о сотворении человека, то вопрос о времени появления современного человека на нашей планете стал занимать умы ученых сравнительно недавно – каких-нибудь 40-50 последних лет, так как до этого обсуждалась в основном древность человеческого рода вообще. Даже в серьезной научной литературе очень долго господствовала тенденция увеличения геологического возраста Homo sapiens и в соответствии с этим использовались антропологические находки с неясной или недостаточно ясной геологической датировкой. Список таких находок довольно длинен, он постепенно менялся – на место дискредитированных находок становились новые, но все последующие исследования не подтверждали глубокой древности тех костных остатков, которые могут быть отнесены к современному человеку. Гипотеза пресапиенса отражает туже тенденцию, но не получает поддержки со стороны морфологической ; находки на которые она опирается, хотя датированы безупречно и действительно древни, но отнесение их к современным людям , а не палеоантропам вызывает самые серьезные сомнения.Все древнейшие находки в верхне-палеолитических слоях датируются в абсолютных цифрах 25000-28000,а иногда и 40000 лет, т.е. практически синхронны или почти синхронны, находкам наиболее поздних палеоантропов. Едиственное убедительное исключение составляет сделанная в 1953 г. А.А.Формозовым находка в Староселье под Бахчисараем. Современный облик обнаруженного в мустьерском слое младенца в возрасте 1.5 лет не вызывает не малейших сомнений, хотя исследовавший его Я.Я.Рогинский и отметил на черепе несколько примитивных признаков: умеренное развитие подбородочного выступа, развитые лобные бугры, крупные зубы. Датировка этой находки в абсолютных цифрах не ясна, но инвентарь, найденный с ней, показывает, что она значительно древнее, чем верхнепалиолетические местонахождения с костными останками современных людей. Этим фактом твердо устанавливается синхронность древнейших форм современного человека и позднейших групп палеоантропов, их существование на протяжении довольно значительного отрезка времени. На первый взгляд это обстоятельство кажется несколько неожиданным, но стоит подумать, как оно теряет кажущуюся парадоксальность: перестройка морфологии – процесс длительный, коль скоро мы принимаем наличие неандертальской фазы в эволюции человека, мы должны сделать вывод о формировании отличительных морфологических особенностей человека разумного в недрах групп палеоантропов, а раз так, то существование палеоантропа и современного человека на каком-то отрезке времени представляется и теоретически неизбежно. В рамках такого взгляда легко находит себе объяснение, отмеченное Я.Я.Рогинским сходство черепа из Староселья с детским черепом из пещеры Схул в Палестине, где найдены морфологически прогрессивные скелеты неандертальцев. Кстати сказать, сосуществование древних примитивных и более поздних морфологических прогрессивных форм составляло характерную черту эволюции гоминид практически на всех этапах их истории.Итак, формирование человек разумного на базе палеоантропа привело к сосуществованию поздних прогрессивных форм неандертальцев и зарождающихся пока малочисленных групп современных людей на протяжении нескольких тысяч лет. Процесс вытеснения старого вида новым был довольно длительным, а, следовательно, и сложным.Локальные варианты внутри неандертальского видаРешение проблемы центров возникновения современного человека неразрывно связано с систематикой неандертальского вида, с числом локальных вариантов внутри него , а главное - с их систематическим положением и отношением к прямой линии человеческой эволюции. Все эти вопросы получили широкое освещение в антропологической литературе.В пределах неандертальского вида в нашем понимании можно выделить несколько групп, имеющих морфологическую, географическую и хронологическую специфику. Европейские неандертальцы, составляющие компактную географическую группу, распадаются в соответствии с распространенным мнением на два типа, своеобразных морфологически и существовавших в разное время. Литературная традиция связывает выделение этих типов с именем Ф.Ванденрайха, выступившего со статьей на эту тему в 1940 году, однако М.А.Гремяцкий осуществил его раньше в докладе, сделанном в Институте антропологии МГУ в 1937 году. К сожалению, текст этого доклада был опубликован лишь через 10 лет и остался малоизвестным западноевропейской и американской науке. Выделенные типы именуются различными исследователями "классическими", или "типичными" и "атипичными" неандертальцами, "группой Шаппель и Ферасси" и "гуппой Эрингсдорф" по названиям мест важнейших находок и т.д. Вторая группа по сложившейся традиции якобы более ранняя, она датируется перидом рисского оледенения (около 110-250 тыс. лет назад) и рисс-вюрмским межледниковьем. Первая группа относится к более позднему периоду и датируется началом и серединой вюрмского оледенения (от 70 до 110 тыс. лет назад). Хронологические различия сопровождаются морфологическими, но последние парадоксальным образом не соответствует ожидаемым, и характеризуют обе группы в обратном порядке по сравнению с геологическим возрастом: более поздние неандертальцы оказываются более примитивными, более ранние – прогрессивными. Мозг у последних, правда, несколько меньше по объему, чем у поздних неандертальцев, но более прогрессивен по строению, череп выше, рельеф черепа меньше (исключение составляют сосцевидные отростки, развитые сильнее - типичный человеческий признак), на нижней челюсти намечается подбородочный треугольник, размер лицевого скелета меньше.Происхождение и генеалогические взаимоотношения двух этих групп европейских неандертальцев много раз обсуждались с самых разных сторон. Была высказана гипотеза, согласно которой поздние неандертальцы приобрели свои отличительные особенности под влиянием очень холодного, сурового ледникового климата в условиях Центральной Европы. Их роль в формировании современного человека была меньше, чем ранних, более прогрессивных форм, которые и явились прямыми и основными предками современных людей. Однако против такой трактовки морфологии и генеалогических отношений хронологических групп в составе европейских неандертальцев выдвигалось то соображение, что географически они были распространены на одной и той же территории и ранние формы также могли быть подвержены воздействию холодного климата в приледниковых районах, как и поздние. Приводились и общетеоретические возражения против попытки рассматривать поздних палеоантропов как боковую ветвь, не принимавшую совсем или принимавшую малое участие в сложении физического типа человека разумного. Таким образом, вопрос о степени участия обеих групп европейских палеоантропов в процессе формирования Homo sapiens остается открытым; скорее следует ожидать, что поздние неандертальцы также могли явиться непосредственной базой для сложения физического типа современного человека в Европе.Любопытно отметить, что перечисленные выше различия констатированы разными авторами преимущественно при сравнении отдельных черепов "на глазок", при игнорировании того очевидного обстоятельства, что классические неандертальцы представлены преимущественно мужскими, атипичные – женскими черепами. Если же принять во внимание это обстоятельство и вычислить средние по группам, то при ничтожном числе наблюдений, которым представлена каждая группа, невозможно подтвердить приведенный перечень различий сопоставлением средних: различия являются случайными и разнонаправленными. Их оценка с помощью простых статистическихприемов показала, что суммарные различия примерно равны тем, которые разделяют современные расовые ветви, и, следовательно, говорить о двух группах разного уровня эволюционного развития в составе неандертальского вида с морфологической точки зрения нет оснований. Не больше этих оснований географии находок (ареолы обеих групп примерно совпадают) и их хронология (время их существования также более или менее совпадает в широких границах). Разумеется, в составе европейских неандертальцев могли существовать локальные варианты, приуроченные к отдельным популяциям и их группам, но в целом неандертальское население Европы образовывало достаточно однородную группу. География этой группы не полностью соответствует географическим рамкам Европы, и по этому мы лишь условно можем называть ее европейской. Расчеты и сравнительные сопоставления продемонстрировали сходство с этой группой также известных нам североафриканских находок из Джебел Ирхуда и одного из черепов, найденного при раскопках пещеры Схул в Палестине, того черепа, который обозначается в научной литературе как Схул IX. Таким образом, европейская группа территориально охватывала Северную Африку и какую-то прибрежную часть территории восточного Средиземноморья уже в пределах азиатского материка.Однако и на территории Европы, в самых южных ее районах, проживали формы, которые не могут быть по морфологическим признакам включены в европейскую группу. Речь идет о черепе из Петралоны в Греции. Череп был найден в 1959 году одним из рабочих, принимавших участие в раскопках Петралонской пещеры, и поэтому его стратиграфическое положение, а следовательно, и хронологическая датировка не вполне ясны. Своеобразие его морфологии отразилось в оценках его положения внутри неандертальского вида. Авторы первых описаний и измерений П.Коккорос, А.Канеллис и А.Саввас, как всегда бывает в таких случаях, ограничились лишь самым предварительным диагнозом и отнесли череп к группе классических неандертальцев Европы. Совершенно очевидно, что в этом сказались гипноз бесспорно примитивных особенностей строения черепа по сравнению с современным, его бесспорно неандертальские признаки. Однако реферировавший работы греческих ученых М.И.Урысон не согласился с их диагнозом и впервые отметил наличие признаков, сближающих череп из Петралоны с африканскими формами. Окончательный вывод М.И.Урысона: петралонский череп представляет собой промежуточную форму между африканскими и классическими европейскими неандертальцами. Э.Брайтингер в докладе на VIII Междунарадном съезде антропологических и этнографических наук в Москве в августе 1964 года специально подчеркнул замеченное М.И. Урынсоном сходство с африканскими формами.Включившийся позже в изучение петралонского черепа А.Пулянос, используя сначала предшествующие, а затем и самостоятельные измерения черепа, оспорил эту точку зрения и сближал череп сначала с европейскими неандертальцами, подчеркивая, правда, его своеобразие. В ряде его работ, посвященных не столько детальному сравнительно-морфологическому исследованию черепа, сколько тщательной характеристике обстоятельств его находки, включая геологическое и палеонтологическое изучение пещеры, хронологический возраст черепа определяется в 700000 лет и предполагается, что он принадлежал представителю самостоятельного вида внутри рода архантропов или питекантропов - Archantropus europeus petraloniensis. Номер греческого журнала "Антропус", в котором опубликованы эти работы А. Пуляноса, содержит большое число палеонтологических, стратиграфических и геофизических данных, в целом подтверждая эту версию. И датировка, и таксономический диагноз, если они справедливы, ставят находку на выдающееся место в палеоантропологии Европы, делая ее одной из древнейших. Также датируются с помощью палеомагнитного метода сталактиты, упавшие с потолка пещеры; на одном из них был найден череп. Не будучи лично знакомым, с пещерой и обстоятельствами раскопок, трудно противопоставить что-либо определенное этим выводам, но, логически рассуждая, без специальных доказательств трудно принять точку зрения о полной синхронности возраста сталактитов, упавших с потолка пещеры и черепа. Н. Ксиротирис в докладе на симпозиуме по проблемам антропогенеза , состоявшемся в мае 1981 года в Веймаре в ГДР, привел очень убедительные сомнения в столь древнем возрасте петралонской находки , которая по его мнению, является одной из древнейших неандертальских находок в Европе, но геологическая древность которой, по самым расточительным подсчетам, не превышает 150000-200000 лет.Морфология находки также не свидетельствует об исключительной примитивности петралонского черепа. После того как почти со всех костей черепа были сняты минеральные натеки , он был подвергнут в1979-1980 годах повторному и очень подробному измерению , которое наконец дает достаточно полную сводку размеров без условных поправок на известковые покрытия костей лицевого скелета и черепного свода. На основании сравнительного анализа этих измерений исследователи приходят с выводу, что находка имеет ряд примитивных признаков, но все же, как и все американские авторы, пользующиеся таксонометрической схемой Эмайра, включают ее в таксонометрическую категорию Homo sapiens .К.Стнгер еще ранее подтвердил этот диагноз с помощью суммарных статистических сопоставлений. И статистическое ,и географическое сравнение черепа из Петралоны с другими формами показало, что наибольшее сходство он имеет с африканскими неандертальцами, в первую очередь с черепом из Брокен –Хилла. Отдельные черты сходства с европейскими находками также имеют место, но они не должны нас особенно удивлять: весьма вероятно, что на окраинах ареалов европейских и африканских палеоантропов происходил процесс метизации, приводивший к появлению промежуточных форм. В целом же череп из Петралоны, которому мы посвятили много внимания в связи с продолжающейся дискуссией вокруг его датировки и таксонометрического места, должен быть включен во вторую африканскую локальную группу внутри неандертальского вида, к характеристике, которой мы переходим.Морфология африканских неандертальцев чрезвычайно своеобразна. Реконструкция так называемого африкантропа, осуществленная Г.Вайнертом, в высшей степени проблематична, так как она базируется на большем числе фрагментов, не полностью или вовсе не соприкасающихся между собой. Гораздо полнее может быть охарактеризовано строение черепов из Брокен-Хилла (замбия), Салданья (Южная Африка) и Афара (Эфиопия). Им свойственно сочетание в высшей степени примитивных особенностей, сравнительно малого объема мозга и его примитивного строения, исключительно мощного развития рельефа черепа, у родезийца (так обычно в палеоантропологической литературе по старому наименованию г. Кабве в Замбии называют череп из Брокен-Хилла) – еще и огромного лицевого скелета с некоторыми прогрессивными признаками. М.А.Гремяцкий был, кажется, первым, кто отметил сходство африканских неандертальцев с черепами из Нгандонга.Но последние, как мы убедились выше, должны быть отнесены не к неандертальской группе, а к группе архантропов. Некоторое сходство их с черепами из Брокен-Хилла и Салданьи отражается только в строении черепной коробки (сильное развитие рельефа черепа, мощный сагитальный валик), так как лицевой скелет сохранился только у черепа из Брокен-Хилла.Другая находка с лицевым скелетом - совсем новая находка черепа неполной сохранности, реконструированного из многих фрагментов , в местности Бодо в Афаре на территории Эфиопии. Датировка черепа – средний плейстоцен, то есть, по мнению авторов находки, примерно в пределах 150000-600000 лет. Хотя измерения черепа еще не опубликованы, но, судя по его строению ,он производит впечатление неандертальского черепа, в общем сходного с другими представителями этого вида. Интерес к этой находке состоит в том, что она подтверждает групповой характер строения лицевого скелета у родезийца. Г.Конрой пишет, что "доминирующей характеристикой лица . является его исключительная массивность". Своеобразие африканской группы, как уже подчеркивалось, несомненно, и она может быть выделена в качестве второго локального варианта палеоантропов. Раньше можно было думать , что хронологически это вариант поздний, по-видимому, частично синхронный наиболее поздним находкам европейских неандертальцев. Но теперь, когда опубликованы новые данные о геологическом возрасте черепа из брокен-Хилла, позволяющие отодвинуть его от современности на 125000 лет, и когда в нашем распоряжении есть череп средне плейстоценового возраста и неандертальского типа из Бодо, геологический возраст всей группы следует увеличить. В этой связи особое значение приобретают некоторые морфологические наблюдения над строением черепной коробки африканских питекантропов, в частности черепа Олдувай II; исключительная массивность черепного рельефа в этом случае дополняется наличием значительного сагиттального валика , исключительно сильно выраженного и на черепах из Брокен-Хилла и Салданьи.Возможно, это морфологический намек на какую-то специфически генетическую связь между африканскими питекантропами и африканскими неандертальцами в пределах одного и того же материка.Третий, вполне четко выраженный вариант в составе палеоантропов - группа Схул (пещера Мугарет-эс-Схул в Палестине раскопанная д. Гаррот в 1931-1932 гг.). Несколько скелетов из этой пещеры синхронные, очевидно, поздним находкам европейских неандертальцев, сразу же обратили на себя внимание чрезвычайно прогрессивным строением. Череп Схул IX, как мы помним исключен из этой группы и включен в группу европейских неандертальцев. Но черепа взрослых особей, обозначенных как Схул IV и Схул V, типичны для этой группы и как раз отличаются прогрессивной морфологией, приближающейся к сапиентному типу. Здесь и высокий свод черепной коробки с относительно мало наклонной лобной костью и большим объемом мозга.

Перейти на страницу:
1 2 3 4

 


Copyright © 2013 - SimpleBiology.ru - Все права защищены