logo

Исторический образ посевов кенафа.

По свидетельству З.В Ергольской и С.А. Ишкова промышленный мир Москвы еще в 50-х годах прошлого столетия обратил внимание на веревки, которыми связывались кипы шелка, присылаемые из Персии. По свидетельству Н.С. Куклина эти веревки продавались в игрушечные магазины для грив лошадей. Как потом выяснилось, эти веревки были из волокна кенафа. Вообще же кенаф уже несколько столетий известен в культуре. Первые данные по его культуре дает “Roxbourgh” (1795) и “Roule” (1855).

В 80-х годов прошлого столетия джутовая промышленность все – таки начала развиваться в России, ввоз сырца джута из года в год все увеличивался и ставил нашу джутовую промышленность все в большую зависимость от иностранного рынка. Желание промышленников освободиться от этой зависимости толкало к выяснению вопроса о возможности культивирования у нас джута или замена джутового волокна другим волокнистым сырьем, которое могло бы быть производимо на территории России. О кенафе определенные указания были сделаны в 1888г. Бланкенбургом. Им были произведены опытные посевы этого растения и первичная обработка волокна. Бланкенбург представил в общество образцы пряжи и тканей, а также разработанные им проект и смету для развертывания новой культуры и промышленности, но на деле все это было осуществлено. Так до 1900г. кроме единичных попыток культивирования джута и кенафа ничего больше не предпринималось.

В 1901г. Южно – русское товарищество пеньковой и канатной промышленности предприняло обследование юга России и отчасти соседних государств с целью наметит место опытных посевов джута. Обследование началось с Закавказья. В бывшей Ленбросовых землях растение, дающее волокно, похожее на кенафное, но худшего качества – костелекцию. Первые опыты с данной культурой проведены в 1902г. по свидетельству Р.Р.Шредера на Туркестанской опытной станции.

По рассказам местных старожилов в Ленкорани кенаф был в культуре до 60-х годов прошлого столетия, еще со времен персидского владычества. В 60-х годах кенаф был вытеснен культурой морены как более выгодной, и хотя последняя просуществовала всего лет 20, но культура кенафа была совсем забыта. Та же судьба постигла кенаф и в Персии, но все – таки там, в незначительных размерах кенаф удержался; из волокна его приготовляются веревки для рыболовных сетей и морских снастей.

После более поздних обследований и ряда удачных опытов интерес к волокну кенафа пробудился. Стали ввозить волокно его из Персии. Правительство пошло этому навстречу: были снижены железнодорожные тарифы на перевозку волокна и ввоза пошлины, что со своей стороны оказало некоторое влияние расширение посевной площади под кенафом в Персии.

К этому периоду относится и целый ряд опытных и хозяйственных посевов джута и кенафа в различных местах юга России и Северной Персии, предпринятых Южно – русским товариществом пеньковой и канатной промышленности и Департаментом земледелия. В 1900г. опытные посевы были организованы в 18 пунктах Закавказья. Персидскими семенами кенафа были произведены посевы в долинах р. Риона, и трех местах бывшей Кутаисской губернии, в Мугани, в Караязах и в нескольких местах бывшего Ленкоранского уезда. Наиболее удовлетворенные результаты были получены в бывшем Ленкоранском уезде и по долине р. Риона, что и побудило агронома Стеценко засеять около с. Шах – Агач до 100 га джута и кенафа.

Харьковской канатной фабрикой производились посевы кенафа в северной Персии, и в 1902г. в России было отправлено своего волокна до 65,5 т. Сеялся в Персии и джут. Впоследствии и северной Персии джутом и кенафом засевалось русскими промышленниками до 100 га земли, но эти начинаниям положила конец начавшаяся русско-японская война. После этого работа над новыми прядильными растениями не велась за исключением некоторых южных с.-х. опытных станции (Кубанская, Сухумская и др.), но и там джут и кенаф высевались между прочим. Возделывание же кенафа в Персии до мировой войны 1914-1917 гг. все растет, и импорт волокна в Россию в 1913 г. достигает рекордной цифры в 3275 т.

С начала мировой войны сокращается ввоз в Россию и джута, а также и сноповязального шпагата из Америки, что ставит в катастрофическое положение сельское хозяйство, рыбные промыслы юго-востока и создает еще ряд других кризисов. По совету агрономов Стеценко и Блока лодзинский хлопчатобумажный фабрикант Барткевич привез из Персии семена кенафа и в 1915г. заложил кенафную плантацию на 118 га арендованной земли в станице Адамиевской. Посевы кенафа на Кубани производились и другими частными лицами, так что вся площадь земли в 1915г. под плантациями кенафа доходила да 328 га. В 1916г. посевы были продолжены, также были заложены и опытные делянки для выяснения важнейших вопросов культуры кенафа, а кроме того было обращено внимание на дикорастущий канатник, которого было посеяно вместе с кенафом несколько га. В 1916-1917 гг. ряд наблюдений и опытов над кенафом был проведен после 15-летнего перерыва Р.Р.Шреедером на Туркестанской опытной станции. Усилившаяся хозяйственная разруха в 1917г. заставляет плантации кенафа и опытные работы с ним сильно сократить, а на следующий год работа прекратилась совсем. В 1920г. попытки хозяйственных посевов кенафа возобновились, но поворотным моментом для этой культуры можно считать Всесоюзную с.-х. выставку 1923г., где были представлены экспонаты кенафа: стебли, волокна и всевозможные изделия из него.

Перейти на страницу:
1 2

 


Copyright © 2013 - SimpleBiology.ru - Все права защищены